Рассказать о нас в соц.сетях

среда, 23 октября 2013 г.

МОЛОГА. История затопленного города.



Молога - древний русский город. В истории России этот город занимает особое положение и является ярким примером тому, как веками, тщательно и усердно люди выстраивали свой родной город, и как с приходом власти большевиков бездушно стиралось с лица земли всё исконно русское. Во имя культа личности и свойственного этому гигантизма губились тысячи жизней, калечились судьбы людей и уничтожались основы духовно-нравственной культуры русского народа.

Время первоначального заселения местности, где стоял город Молога, неизвестно. В первый раз название Молога, относящееся к реке, упоминается в летописи под 1149 г, когда великий князь Киевский Изяслав Мстиславич, воюя с Юрием Долгоруким — князем Суздальским и Ростовским, сжёг все сёла по Волге до самой реки Мологи. Предположительно в это время на реке уже находилось небольшое поселение, принадлежавшее ростовским князьям. Затем летописные сказания молчат о Мологской стране до 1207 г. При великом князе Всеволоде Большое Гнездо последовало в Северной Руси новое разделение на уделы, и Молога, по завещанию Всеволода, досталась на долю сына его Ростовского князя Константина, а Константин, в 1218 году, вместе с Ярославлем отдал её сыну своему Всеволоду.
Сам город был отстроен в конце 12-го века. В середине XIII века сюда идет князь Юрий II – собирать войско против татарских войск.

В 1321 году появилось Моложское княжество — по смерти ярославского князя Давида сыновья его, Василий и Михаил, разделили его владения: Василий, как старший, наследовал Ярославль, а Михаил получил удел на реке Мологе.


Карта Московии, опубликованная Герберштейном в 1549 году. На карте виден город Молога.
Siegmund Freiherr von Herberstein (Сигизмунд фон Герберштейн)    24. Августа 1486 года в Wippach, Австрия ,  † 28. Марта 1566 года  в Wien, Австрия )
Издал обширные труды о географии, истории и внутреннем устройстве Московского Великого княжества и Русского царства.


В XV веке при Иване III, Мологское княжество вошло в состав Московского. Он же перенёс в Мологу ярмарку, ранее располагавшуюся в 50 км выше по реке Мологе в Холопьем городке. Она была крупнейшей в Верхнем Поволжье в конце XIV — начале XVI века, но потеряла затем своё значение в связи с обмелением Волги и перемещением торговых путей. Тем не менее, Молога оставалась значительным торговым центром местного значения.

Древний дворцовый посад или купеческая слобода, Молога получил в 1777 году статус уездного города Мологского уезда, и тогда же причислен к Ярославскому наместничеству и к соответствующей губернии. План города конфирмован 21 марта 1780 года и 26 октября 1834 года. Присутственные места открыты в Мологе 4 января 1778 года.
В 1778 году в новооткрытом городе было уже 418 домов и 20 лавок, а жителей — 2109.



Гравюра: Самая благоустроенная в Ярославской епархии Югская Дорофеева пустынь, располагавшаяся на полпути от города Мологи до города Рыбинска.

В 1802 году в Мологе была городская школа с 45 учениками, и им преподавалось: краткий катехизис, читать и писать по русски, 1-я и 2-я часть арифметики, основы рисования и объяснение должности человека и гражданина. Годовой оборот торговли доходил тогда до 160 000 руб. Были здесь и заводы: солодовенных два — Осипа Васильевича Казанина с 1800 года, с производством на 1000 р. и Косьмы Андреевича и У. М. Бушковых с 1795 года, на 6500 р., кожевенных два — И. П. Новотельнова с 1801 года, на 1550 р. и М. М. Нестерова с 1798 года, на 1275 р.; кирпичных тоже два.




С тех пор город стал год от году увеличиваться и по возможности улучшаться и во внешнем и во внутреннем благоустройстве. В 1858 году здесь было 4851 жителей, в 1864 г. — уже 5186.

Для усиления мологской полиции 3 августа 1823 года повелено было определить туда одного квартального надзирателя с жалованьем по 200 р. в год из городских доходов; а в 1836 году на обязанность города возложено всё содержание полиции.

На 1862 год объявлено было в Мологе купеческих капиталов по 2-й гильдии — 1 и по 3-й — 56. Из взявших гильдейские свидетельства занимались торговлею в самом городе 43, а остальные — на стороне. Кроме купцов торговало тогда здесь ещё 23 крестьянина. Из торговых заведений в Мологе находилось в то время 3 магазина, 86 лавок, 4 гостиницы и 10 постоялых дворов.
28 мая 1864 года случился страшный пожар, уничтоживший дотла самую лучшую и большую часть города. В течение 12 часов сгорело более 200 домов, гостиный двор, лавки и здания присутственных мест. Убыток исчислялся тогда свыше 1 млн руб.. Следы этого пожара были видны около 20 лет.

По доходам Молога, в ряду остальных городов Ярославской губернии, на 1887 год занимала четвёртое место, а по расходам — пятое. Так, городские доходы в 1895 году составили 45 775 р., расходы — 44 250 р. В 1866 году в городе был открыт банк — основу ему положили деньги, собираемые жителями на экстренные случаи с 1830-х годов, к 1895 году его капитал достиг 48 000 р.


В 1889 году Мологе принадлежало 8,3 тыс. га земли (первое место из городов губернии), в том числе внутри городской черты 350 га; жилых домов каменных 34, деревянных 659 и строений нежилых каменных 58, деревянных 51. Всех жителей в городе было около 7032, в том числе 3115 мужчин и 3917 женщин. Кроме 4 иудеев, все были православные. По сословиям население делилось так (мужчин и женщин): дворян потомственных 50 и 55, личных 95 и 134, белого духовенства с их семействами 47 и 45, монашествующего — 165 женщин, личных почётных граждан 4 и 3, купцов 73 и 98, мещан 2595 и 3168, крестьян 51 и 88, регулярного войска 68 мужчин, состоящих в запасе 88 мужчин, отставных солдат с семействами 94 и 161. К 1 января 1896 года жителей было 7064 (3436 мужчин и 3628 женщин).


Югская Дорофеева пустынь, история которой начинается с 5 мая 1615 года. 


Афанасьевский мужской монастырь, впервые упоминается в 1509 году.


Воскресенский собор. Построен в 1767 году в традициях церковного зодчества семнадцатого века.


Заводов в 1895 году было уже 11 (винокуренный, костомольный, клееваренный и кирпичный заводы, завод по производству ягодных экстрактов и др.), рабочих 58, сумма производства составляла 38 230 рублей. Купеческих свидетельств было выдано: 1 гильдии 1, 2 гильдии 68, на мелочной торг 1191. Функционировали казначейство, банк, телеграф, почта, кинематограф.
Имелось 3 библиотеки и 9 учебных заведений: городское трёхклассное мужское училище, Александровское двухклассное женское училище, два приходских училища — одно для мальчиков, другое для девочек; Александровский детский приют; «Подосеновская» (по имени основателя купца П. М. Подосенова, крупного торговца льном ) гимнастическая школа — одна из первых в России, преподавались игра в кегли, езда на велосипеде, фехтование; велось обучение столярному ремеслу, маршировке и ружейным приёмам, также при школе имелись сцена и партер для постановки спектаклей.


Первые цветные фото окрестностей Мологи русского фотографа Сергея Михайловича Прокудина Горского:  трудницы Леушинского монастыря на сенокосе. Леушинский Иоанно-Предтеченский женский монастырь на заднем плане перед затоплением не взрывали - его разрушили волны, лёд и время.


Была земская больница с 30-ю кроватями, городская лечебница для приходящих больных и при ней склад книг по популярной медицине, выдающихся для чтения бесплатно; городская дезинфекционная камера; частная глазная лечебница доктора Руднева (6500 посещений в год). Город на свой счёт содержал врача, фельдшерицу-акушерку и двух сиделок для ухода за больными на дому. Всех врачей в Мологе было 6 (1 из них была женщиной), фельдшеров 5, фельдшерица, повивальных бабок 3, аптека 1. Для прогулок на берегу Волги был устроен небольшой общественный сад. Климат характеризовался как сухой и здоровый, считалось, что он помогал Мологе избегать эпидемий таких страшных болезней, как чума и холера.
Призрение бедных было поставлено в Мологе прекрасно
.

Имелось 5 благотворительных учреждений: в том числе общество спасения на водах, попечительство о бедных города Мологи (с 1872), 2 богадельни — Бахиревская и Подосеновская. Владея достаточным количеством леса, город приходил на помощь беднякам, раздавая им его для топлива. Весь город попечительство о бедных разбило на участки, и каждым участком заведовал особый попечитель. За 1895 год попечительство израсходовало 1769 р.; имелась столовая для бедных. Встретить в городе нищего было большой редкостью.


Среди достопримечательностей города числилась и пожарная каланча, построенная по проекту ярославского губернского архитектора А.М. Достоевского, брата великого писателя. Культурный облик горожан поддерживали три библиотеки, две гимназии, четыре училища, две церковноприходские школы, одна из первых в Росии гимнастических школ. Она была открыта в 1888 году на средства купца П.М.Подосенова в специально построенном «манеже» - предметом особой гордости мологжан. Расположенный в центре Мологи, он был приспособлен для спортивных игр, фехтования, верховой езды и театральных постановок. Две трети семей города получали «Ярославские ведомости», более половины были подписчиками различных столичных изданий и литературных приложений к ним. С 1915 года издавалась местная газета «Родной край». Работали телеграф, почта, кинотеатр. Город содержал два приюта, две богадельни, столовую для бедных, полностью финансировал больницу,
амбулаторию, глазную клинику, аптеку.

Вплоть до революции 1917 года Молога – богатый купеческий город на перекрестке водных торговых путей – рек Шексны, Мологи и Волги.


Помимо торговли в городе было хорошо развито сельское хозяйство. Бескрайние пойменные луга давали великолепную траву для коров, что положительно сказывалось на вкусе молока и масла. Моложское масло было известно во всех крупных российских городах. Хозяйственные купцы богатели, строили каменные дома, возводили храмы, школы, больницы.



К началу ХХ века в Мологе проживали пять тысяч человек. Действовали шесть соборов и церквей, девять учебных заведений, работало несколько фабрик и заводов.




И вот началась революция 17-го года... Настоящее русское перестало быть душой народа. Это заменили коммунистической идеей, и многие русские города стали называться именами нерусских революционных деятелей...

Советская власть в городе была установлена 15 декабря 1917 . В годы Гражданской войны ощущалась нехватка продовольствия, особо острая в начале 1918 года.

В 1929—1940 годах Молога была центром одноимённого района.

В 1931 году в Мологе организуется машинно-тракторная станция семеноводческого направления, её тракторный парк, однако, насчитывал в 1933 году только 54 единицы. В этом же году строится элеватор для семян лугопастбищных трав, организуется семеноводческий колхоз и техникум. В 1932 году, открывается зональная семеноводческая станция. В этом же году в городе возник промкомбинат, объединяющий электростанцию, мельницу, маслобойный и крахмало-паточный заводы, баню.

В 1930-х годах в городе было более 900 домов, из них около ста каменных, на торговой площади и около неё располагалось 200 лавок и магазинов. Население не превышало 7 тысяч человек.
На момент ликвидации город жил полноценной жизнью, в нём располагалось 6 соборов и церквей, 9 учебных заведений, заводы и фабрики.

В 1931 году постановлением ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров был принят план строительства каскада водохранилищ «Большая Волга». Уже в сентябре следующего года технику и рабочих с Днепрогэса перебросили под Рыбинск. Началось сооружение Рыбинской ГЭС, способной, согласно плану, давать 200 МВт электроэнергии круглосуточно. Для этого требовалось создать рукотворное море – затопить прилегающую к стройке территорию. Для нормальной работы станции уровень воды должен был составлять 98 метров.



14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов. По первоначальному проекту высота зеркала воды над уровнем моря Рыбинского водохранилища должен был составлять 98 м. 1 января 1937 года эта цифра была изменена на 102 м, что увеличивало количество затапливаемых земель почти вдвое. Увеличение подпорного уровня было связано с тем, что эти 4 метра позволяли увеличить мощность выработки Рыбинской ГЭС с 220 до 340 МВт.
Город Молога лежал на отметке 98 м над уровнем моря и, таким образом, попадал в зону затопления. Это подразумевало затопление сотен тысяч гектаров суши вместе с расположенными на ней поселениями, 700 деревень и город Молога.


Осенью 1936 года моложцам было объявлено о грядущем переселении. Местные власти решили уже до конца года переселить около 60 % жителей города и вывезти их дома, невзирая на то, что было невозможно успеть за два месяца, оставшихся до замерзания Мологи и Волги, кроме того, сплавляемые дома остались бы сырыми до лета. Однако, выполнить это решение не удалось — переселение жителей началось весной 1937 года и длилось четыре года.



13 апреля 1941 года был перекрыт последний проём плотины. Воды Волги, Шексны и Мологи стали выходить из берегов и затапливать территорию. Самые высокие здания города, церкви сровняли с землёй.  Все здания нужно было сровнять по крайней мере до уровня второго этажа – чтобы в будущем они не мешали судоходству. Разумеется, проще всего было дома взрывать динамитом.



Бывшие жители Мологи помнят, как сносили Богоявленский собор. Построенное на века, могучее здание от первого взрыва лишь поднялось на воздух, а потом опустилось на свое место – целое и невредимое. Только четвертый или пятый заряд динамита смог разрушить собор.



Когда город начали разорять, жителям даже не объяснили, что же с ними будет. Им оставалось только смотреть на то, как Мологу-рай превращали в ад.
Для работы пригнали сотни тысяч заключённых, которые трудились днями и ночами, ломали город и строили гидроузел.
Как известно в те годы среди заключенных ГУЛАГа была немалая часть политических, то есть осужденных по 58-й статье УК РСФСР.
В Волголаге "политичеких" было примерно 15-20 процентов. Много было так называемых "отказников" которых привлекали к уголовной ответственности за отказ от работ, вплоть до расстрела.


Не секрет, что и Волголаг, и Волгострой находились в ведении НКВД и были, в сущности, одной организацией. НКВД СССР был образован в июле 1934 года. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода. В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 27 октября 1934 в ГУЛАГ перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР. «Крестным отцом» ГУЛАГа стал уроженец Рыбинска Генрих Ягода.



Генрих Григорьевич Ягода,  урождённый Енох Гершенович (Генах Гиршевич) Иегуда
7 (20) ноября 1891 года, г. Рыбинск Ярославской губ. — 15 марта 1938 года, Москва — советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934—1936), генеральный комиссар государственной безопасности. 


Как мы уже знаем, постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов было принято 14 сентября 1935 года. 07 декабря 1935 года приказом НКВД № 0156 для производства работ по строительству Рыбинского и Угличского гидротехнических узлов был организован Волжский ИТЛ с дислокацией управления лагеря в городе Рыбинске. Волголаг и Волгострой находились в ведении НКВД, которым руководил Г.Г.Ягода, то есть уроженец Рыбинска Енох Гершенович Иегуда принимал непосредственное участие в затоплении Мологи и других русских городов и деревень.

После Ягоды "дело" продолжили Ежов Н.И. и Берия Л.П.



"Докладная записка прокурора Волгостроя и Волжского ИТЛ А.М. Склокина начальнику отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР В.П. Дьяконову о проверке заявления бывшего заключенного этого лагеря о злоупотреблениях лагерной администрации
20 февраля 1941 года

Совершенно секретно

г. Рыбинск, Переборы, Ярославской обл. Начальнику отдела по надзору за местами заключения тов. Дьяконову
Копия: начальнику Гидросооружений НКВД СССР старшему майору госбезопасности тов. Рапопорт
Начальнику Политотдела Волгостроя НКВД СССР бригадному комиссару тов. Воронкову

Получив от Вас жалобу бывшего заключенного Волголага Воронцова П.Е., который сообщает о грубых нарушениях режима содержания заключенных и злоупотреблениях администрации лагеря и о большой смертности заключенных, по 20—30 человек в день.Проверить изложенные факты, написанные Воронцовым, о каком лагерном пункте, подразделении или гидроузле, — выявить не представилось возможным, т.к. он не указывает в своей жалобе, где это происходило. А также не представляется возможным допросить Воронцова П.Е., поскольку он не указывает своего адреса местожительства, но изложенные в жалобе факты нашли полное подтверждение с выездом моего заместителя тов. Трифонова на Мологский лесозаготовительный участок (прилагаю докладную записку тов. Трифонова), где им было установлено большое количество заключенных обмороженных, раздетых, больных, большая смертность, скученность, вшивость, плохое питание и т.д."


Отрывок из докладной записки прокурора Волгостроя и Волжского ИТЛ Н.Н. Медведкова начальнику отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР В.П. Дьяконову о привлечении заключенных Волжского ИТЛ к уголовной ответственности за отказы от работы:

10 октября 1941 года 
Секретно 
Начальнику Отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР тов. Дьяконову 

Докладная записка о состоянии борьбы с отказчиками в Волжском ИТЛ НКВД (гор. Рыбинск) с 1 января по 1 сентября 1941 г. и выполнении командованием ИТЛ постановления Союзного правительства от 14 июля 1939 г. 

С 1 января по 1 сентября, т.е. восемь месяцев 1941 года, в Волжском ИТЛ за отказы от работы по ст. 58 п. 14 УК81 привлечено к уголовной отетственности 149 человек и возбуждено против них 117 дел. … Из 75 человек обвиняемых, дела о которых переданы в суды, 7 человек по 7 делам оправданы по мотивам недоказанности, и в отношении 68 человек вынесены обвинительные приговоры. Карательная политика по этим делам представляется в следующем виде (до 5 лет л.с. — 19 чел. (27,9%), до 10 лет л.с. — 20 чел. (29,3%), высшая мера наказания — 21 чел. (31%)). 


Зэки умирали сотнями. Их не хоронили, а просто складировали и закапывали в общие ямы на будущем морском дне. В этом кошмаре жителям велели срочно собраться, взять только самое необходимое и отправляться на переселение.


«…Кому две недели на выезд дали, а кому – десять дней. Приехали, дом разломали: стены, крышу. Один только пол остался, да мебель на нем. Бревна увезли, а мы сидим: мамка наша, я – восьмилетняя, да сестренка, меня еще младше. Сидим за столом, дождь поливает сверху, а нам и укрыться негде. Когда за нами приедут, куда повезут, да и кто – неизвестно. Вот оно сиротство-то где…»

В. Капустина, родилась в г. Молога в 1927 году


Тогда началось самое страшное. 294 мологжанина отказались эвакуироваться и остались в своих домах. Зная это строители начали затопление. Остальные были насильно вывезены.
Спустя некоторое время началась волна самоубийств среди бывших мологжан. Они целыми семьями и по одному приходили на берега водохранилища топиться. Поползли слухи о массовых самоубийствах, которые доползли до Москвы. Было принято решение выселить оставшихся Мологжан на север страны, а город Мологу вычеркнуть из списка когда-либо существовавших. За упоминание его, особенно как место рождения, следовал арест и тюрьма. Город попытались насильно превратить в миф.



Некоторые исследователи подвергают эти факты самоубийств сомнению, но нужно просто понять состояние тех людей и то ужас того времени, когда на их глазах уже уничтожили многие устои их жизни и теперь уничтожалось то место, на котором захоронены их предки, где они выросли и были счастливы.... наверное современному человеку легко поменять место жительство, но люди того времени, выросшие с традициями своей земли и не могли смириться с этим.

14 апреля 1941 года в 13 часов 10 минут по приказу майора НКВД СССР Журина монтажники с помощью двух мощных 300-тонных кранов закрыли стальными щитами-затворами отверстия водосбросной плотины на Волге возле Рыбинска остановив таким образом, течение великой реки. А ровно через час был опущен последний щит в пролеты Рыбинской ГЭС на реке Шексна. Так, с 14 часов 10 минут началось заполнение огромного искусственного моря и затопление Молого-Шекснинского междуречья.

После наполнения гигантской чаши Рыбинского водохранилища ушла под воду и была изъята из хозяйственного оборота восьмая часть ярославской земли. Затоплено 80 тыс. га лучших в Поволжье драгоценных пойменных заливных лугов, которые по своему качеству не уступали травам с альпийских лугов, более 70 тыс. га веками возделываемой пашни, более 30 тыс. га высокопродуктивных пастбищ, более 250 тыс. га грибных и ягодных лесов. В общей сложности при строительстве гидроузлов и заполнении водохранилища разрушены и затоплены около 800 сел и деревень, 6 монастырей и более 50 храмов. Под воду ушла вся историческая часть Мологи. Перенесено на новое место старинное село Брейтово, стоявшее при впадении легендарной реки Сить в Мологу.



Затоплены летописно известные села и храмы, расположенные вдоль бывших берегов Мологи, в частности, село Борисоглеб - бывший Холопий Городок, впервые упомянутый в XII веке. Ушли под воду самая благоустроенная в Ярославской епархии Югская Дорофеева пустынь; обширный комплекс Мологского Афанасьевского монастыря. Затоплен Леушинский Иоанно-Предтеченский женский монастырь, находившийся между Череповцом и Рыбинском близ реки Шексны, с величественным пятиглавым собором. Оказались подтопленными Мышкин, Углич, Пошехонье, Весьегонск, Брейтово. Невосполнимыми были утраты старинных усадеб: Алексеевское, Андреевка, Борочек, Букшино, Владимирское, Екатерининское, Елесиха, Кершино, Кокорино, Коротнево, Липовик, Михалево, Новинка, Николаевское и другие.


Долгие годы и десятилетия зловещий заговор молчания стоял над Мологой, а сама мологская тема была «запретной зоной». За весь более чем семидесятилетний советский период о Мологе не было сказано ни одного слова. «Наоборот, именно в эти годы, словно каленым железом, стали выжигать Мологу из памяти народной», – писал бывший мологжанин Ю.Нестеров, неутомимо собиравший материалы об этой трагедии.







В настоящее время уровень водохранилища колеблется, и приблизительно раз в два года Молога показывается из воды. Обнажаются мощение улиц, фундаменты домов, кладбище с надгробиями. Более 20 лет подряд собираются в Рыбинске на один день мологжане, чтобы символически «вернуться к родным берегам». Иногда это удается почти наяву, как случилось в 1992 - 1993 г.г., когда уровень Рыбинского моря понизился более чем на 1,5 метра, обнажив мостовые, узнаваемые, улицы города, контуры фундаментов, кованые решетки, могильные плиты на кладбище.



Руины Храма Входа Господня в Иерусалим. Фото 1930-х годов.


                                                Останки Леушинского Монастыря




По завершении основного строительства в 1944 году большая группа специалистов была награждена орденами и медалями, в том числе руководители строительства:
С. Н. Андрианов,  П. В. Викентьев,  С. Я. Жук,  В. Д. Журин,  С. А. Зильберштейн,  Я. Д. Рапопорт,  П. И. Авдонин,  Е. М. Карп,  Л. Л. Литвак,  В. Я. Мовчан,  С. В. Поллак,  К. А. Решетников.



Возвращение памяти о затопленной русской земле в центре России оказалось возможным с открытием в 1995 году музея Мологи и Мологского края в здании бывшей часовни Афанасьевского монастыря, уцелевшей в черте города Рыбинска.
Адрес: 152901, г. Рыбинск, Преображенский пер., 6а



Уголок земли, угодный Богу,
Вешнею водою унесло...
Расскажи мне, мама, про Мологу,
Только не печально, а светло.
Расскажи о незабытом прошлом,
Не замытом сроком и песком,
Повтори, как тот узор на прошве,
Что в Мологе связан был крючком.
Не про то, как разрушали храмы,
На родных погостах жгли кресты, -
Расскажи, как перед образами
От мирской спасались суеты.
Как звучал призывно, вдохновенно,
Колокольный перезвон живой,
Как в субботу мыли непременно
В доме пол, до белизны, сдресвой
Не о том, как вынимая рамы,
Связывали гонки из домов,
Расскажи, как в ночь и утром ранним
Слушали последних соловьев.
...Да не ведать уж того Мологе,
Как, домой, вернувшись, соловьи,
Словно заплутавшие в дороге,
Мест своих родимых не нашли.
...Расскажи мне, мама, про Мологу,
Распахни в ушедшее окно,
Я себе возьму твою тревогу,
Расскажи ... Но мамы нет давно.

З.ГОРЮНОВА