Рассказать о нас в соц.сетях

понедельник, 24 марта 2014 г.

Детские сады в дореволюционной России


Школа и Детский сад на Амурской улице в Иркутске, до революции.

Название "Детский сад", укоренившееся в России в последней трети XIX в., пришло из Германии – от "Киндергартен", основанного в 1837 (одновременно с демидовскими детскими комнатами) в Бад-Бланкенбурге в Тюрингии доктором Ф. В. А. Фребелем (Friedrich Wilhelm August Fröbel) – педагогом-новатором, автором системы раннего детского воспитания.

Ещё раньше, в 1802 году, в Шотландии социалист-утопист Роберт Оуэн открыл первый детский сад, который назывался "Школа для малышей".

Однако, мало кто знает, что еще 15 мая 1837 года в России при попечении Анатолия Николаевича Демидова при "Доме Трудолюбия" в Коломне по адресу: наб. Мойки, 108, были открыты дневные детские комнаты - первый в России детский сад. Первоначально здесь получили опеку 6 мальчиков и 11 девочек, через год число детей возросло до 112.

Это было сделано по просьбе матерей-работниц, чтобы "бедным лицам женского пола свободного состояния доставить способы к производству рукодельных работ, посредством которых они могли бы честным и полезным образом снискивать содержание себе и своим семьям".
В России воспитание малолетних долгое время осуществлялось только в частных и церковно-приходских начальных школах и в отдельных благотворительных заведениях. Прообразом детского сада и стали стали дневные детские комнаты при Демидовском доме трудолюбия.

Позже возникла методика дошкольного воспитания, первым журналом, где были опубликованы систематические записки о формах и методах обучения детей дошкольного возраста был "Детский сад" под редакцией А.Симонович. Авторитет издания был достаточно высок, свидетельством тому стало участие в его работе и публикации К. Д. Ушинского.

В 1866 году, Аделаида Семеновна Симонович вместе с мужем открыла свое петербургское заведение, куда принимала детей от 3 до 8 лет. В программу она включила игры, которые сама придумала, подготовила курс родиноведения. Но и это ей показалось недостаточным. Ее целью было распространение идей Фребеля как можно шире. Для этого она начала издавать журнал с говорящим названием "Детский сад". Но ее организация функционировала немногим больше двух лет.


 Журнал "Детский сад". 1868 год. Редактор-издательница А. Симонович.


Журнал "Детский сад". 1868 год. Редактор-издательница А. Симонович.
Страницы из журнала.


 Журнал "Детский сад". 1868 год. Редактор-издательница А. Симонович.
Страницы из журнала.



25 октября 1872 года в "Тульских губернских ведомостях" было опубликовано объявление, приглашавшее детей от 3 до 7 лет с 1 декабря на Большую Дворянскую улицу в собственный дом Смидовичей. Инициатором этой затеи выступила супруга известного в Туле врача Викентия Игнатьевича Смидовича — Елизавета Павловна. Муж отдал своей жене лучшие комнаты: столовую, зал и гостиную, чтобы места хватало и на учебу, и на игры. В семье Смидовичей было своих восемь детей. Самый старший и впоследствии получивший большую известность — Викентий Викентьевий Смидович, публиковавшийся под псевдонимом Вересаев, был прилежным воспитанником маминого детского сада.
"Садовничество" Елизаветы Павловны Смидович также продолжалось недолго. Через три года после начала работы ее «киндергартен» пришлось закрыть из-за недостатка денежных средств. Оно и понятно: ведь сад содержался на деньги, которые зарабатывал Викентий Игнатьевич, а в нем все для детей было бесплатным, включая обеды…

В 1871 году было создано Санкт-Петербургское общество содействия первоначальному воспитанию детей дошкольного возраста. Общество содействовало открытию курсов по подготовке женщин-воспитательниц в семьях и детских садах, а также проведению лекций по дошкольному воспитанию. К 1914 году в стране действовало несколько десятков детских садов.

В 1913 — 1917 годах Вице-президентом Санкт-Петербургского Общества содействия дошкольному воспитанию была известный российский педагог Елизавета Ивановна Тихеева, занимавшаяся изучением вопросов дидактики и методики начального обучения. С 1913 года она руководила созданным при Обществе содействия дошкольному воспитанию детским садом, которым после 1917 года она руководила до 1928 года.

В 1890-е – 1900-е детские сады различных типов, как и ясли (иногда эти понятия не разделялись), получили в С.-Петербурге широкое распространение. Они действовали при гимназиях с педагогическими классами, в приходах православных и иноверных храмов, нередко устраивались заводчиками при промышленных предприятиях.

В 1892–1893 Женское патриотическое общество открыло бесплатные детские сады для детей обоего пола при Литейной и Выборгской Рукодельных школах, где получали профессиональное образование дочери бедных горожан. Позже благотворительные детские сады были устроены Александро-Невским обществом трезвости, Обществом пособия бедным женщинам, Обществом попечения о бедных детях "Лепта", некоторыми Городскими попечительствами о бедных. Детский сад на 50 мест имелся при 1-м Городском сиротском доме.

В 1898 Е. П. Калачева устроила на острове Голодай Бесплатный народный детский сад, а при нем – "Сельскохозяйственный приют". Позже под ее председательством в С.-Петербурге действовало Общество устройства народных детских садов, которое устроило детский сад с бесплатной детской столовой на 15-й линии (в 1910 здесь содержалось 49 мальчиков и 37 девочек).


Издание педагогической академии " Воспитание в семье и школе" , Москва, 1911 год.


1-ый Всероссийский Съезд по народному образованию в Санкт-Петербурге.


С декабря 1913 года и по январь 1914 года в Санкт-Петербурге состоялся Первый Всероссийский Съезд по народному образованию, куда съехались учителя со всех глубинок Российской империи, чтобы обсудить текущие проблемы народного образования. Обсуждались в том числе организация и проблемы детских садов.






Подробнее тут:  Всеобщее народное образование в Российской империи.


Всероссийская художественная и промышленная выставка в Нижнем-Новгороде. 1896 год.

Народные Детские сады для беднейшего населения С-Петербурга. 
Часть статьи из еженедельного иллюстрированного журнала для семейного чтения "Родина", №47, 1896 года. Стр. 1726 . 
 



Детский сад в селе Рыбацком, Санкт-Петербург,  при Церковно-Приходской школе. Дореволюционное фото.


Школа и Детский сад на Амурской улице. Иркутск  1880-е.


Школа и Детский сад на Амурской улице в Иркутске, 9 лет спустя. Из журнала "Зодчий", 1889 год.


Из журнала "Зодчий", 1889 год.


Ново Николаевск,  Покровская церковь и приют ясли до революции.



Омск. Детский сад около Тобольской улицы. Дореволюционная открытка



Кинешма. Земство. Ясли, Дети за обедом. Дореволюционная открытка



Село Каменное. Тверская Губерния,  Ясли и рукодельная мастерская. Дореволюционная открытка.


Детский Приют-Ясли,  Арбузово-Баранского отдела "Казанского общества трезвости" (Казанская губерния), из журнала: "Деятель" (г. Казань).  1903 год, № 8 (август).



Дети Хитрового рынка в приюте-яслях попечительства 2 и 3 участков Мясницкой части. Фотография из книги И.Ф.Горностаева "Дети рабочих и городские попечительства о бедных в Москве",  1900-го года издания.


Приют-Ясли являлись самым популярным учреждением из тех, что были в ведении городских попечительств, у неимущих классов. Целью создания таких приютов было оказание помощи малолетним детям, остававшимся на весь день без надлежащего присмотра у матерей - фабричных работниц или поденщиц, с утра до вечера из-за работы отсутствовавших дома. Такие приюты-ясли были открыты с 6-7 часов утра до 7-8 часов вечера ежедневно, кроме праздников. Помимо собственно приюта, дети также получали в них пищу и одежду, дети были под постоянным присмотром дежурных сотрудниц, а иногда и особой смотрительницы. 
Кроме того, преследовалась цель хотя бы в течение дня изолировать детей от вредного влияния окружающей их среды, их религиозное и нравственное воспитание. В одних городских попечительствах было два отделения: одно для младших детей до шести лет, а другое для детей от шести до девяти ( в некоторых даже до десяти) лет. В других же попечительствах эти отделения были самостоятельными учреждениями:  ясли и дневной приют (детский сад).

Режим дня в яслях попечительства 1-ого участка Хамовнического части, фабричного района выглядел следующим образом: Грудничков туда приносили к шести утра, детей постарше приводили к 8 часам утра. Детей постарше кормили четыре раза в день: завтрак, обед, полдник после дневного сна и ужин. На завтрак была каша, в обед - суп и каша, на ужин опять-таки суп и каша, а в полдник - чай с молоком и белым хлебом. Матери приходили в ясли кормить грудничков два раза в день, кроме того грудных детей в яслях подкармливали молоком и кашею. Матери забирали детей чуть позже 7 часов вечера. С утра детей умывали и переодевали, повторно их переодевали еще в 7 часов вечера. Детей постарше мыли один раз в неделю, летом - два раза. Детей постарше выгуливали два раза в день на Девичьем поле: утром полтора часа и вечером: с 4 часов до половины седьмого. Опять-таки более старших детей полчаса в день чем-нибудь занимали - учили вязать, шить, рисовать, заставляли их выучивать короткие молитвы. За детьми осуществлялся медицинский надзор со стороны врача и студента-медика. Заведовала яслями комиссия из сотрудниц.




 Из главы "Детский сад и основы его организации",  книга "В помощь семье и школе", издания педагогической академии " Воспитание в семье и школе" , Москва, 1911 год.


Идея детского сада была востребована, конечно, в основном при заводах, для детей рабочих.
Показателен пример призрения рабочих и их детей в российской провинции,  русских предпринимателей в Ивановской области ( до революции Костромской губернии ) - городе Вичуги, образовавшегося из нескольких сёл, в том числе деревни Бонячки.

Город Вичуга является местом зарождения в XIX веке крупных купеческо-промышленных династий (вичугских фабрикантов) Коноваловых, Разорёновых, Миндовских, Морокиных, Пелёвиных. В результате их деятельности в XIX — начале XX века была создана крупная промышленность в городе Вичуге и районе, в Кинешме, в Наволоках, в Заволжске, в Юрьевце.

Посёлок "Сашино" для рабочих фабрик Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.

План здания Детского Сада (1-ый этаж) в с.Бонячки из юбилейного издания Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном (М., 1912)

План здания Детского Сада (2-ый этаж) в с.Бонячки из юбилейного издания Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном (М., 1912)



                                 Ясли И.А. Конвалова в с.Бонячки, Костромской Губернии.


Посёлок "Серёжино" в с. Бонячки, Особняки для медперсонала у строящейся больницы и служащих фабрики "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном". Фото 1910-е гг.

Главный больничный корпус при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.

Родильный приют при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном.
Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.





Электролечебный кабинет в больнице при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном
Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.

















Операционная в больнице при фабриках  Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.



Общий вид больницы, родильного приюта и корпуса для врачей при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова 
П.П. 1910-е гг.


Дом особняк для старших служащих фабрики. с. Бонячки. 1910-е гг.


Убежище имени А.П.Коновалова для хроников и престарелых рабочих при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.

Школа (старшее отделение) при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.

Вопреки мифу, навязываемому нам в годы советской власти, забота о рабочих, соответственно и о их детях, находилась в интересах владельцев заводов,  и, если попытаться в целом оценить систему попечения о детях, существовавшую до реформы 1861 г. на нижнетагильских заводах, можно определенно сказать о том, что она оказывала существенную помощь семьям мастеровых и малообеспеченных родителей. Воспитание и начальное образование в приютах дети получали совершенно бесплатно на деньги заводовладельцев. Бесплатным для детей было и питание, и снабжение приютским платьем.


Из статьи Людмилы Александровны Дашкевич, кандидата исторических наук, заместителя директора Свердловского областного краеведческого музея, г. Екатеринбург:

Первый приют для детей был создан Анатолием Николаевичем Демидовым при доме трудолюбия. Дом оказывал помощь малоимущим женщинам, желающим каким-то образом заработать себе средства на жизнь. Женщины получали здесь заказы на работу, необходимые инструменты и материалы. Попечитель Демидовского дома И.Д. Чертков очень скоро заметил, что "семейных тружениц" часто отвлекает от работы необходимость заботы о малолетних детях, оставшихся дома без присмотра. Он обратился с просьбой к А.Н. Демидову о создании в Доме трудолюбия дневного убежища для детей. Это убежище и получило название приют, детские комнаты. Впервые они открылись 15 мая 1837 г. Находилось в них 6 мальчиков и 11 девочек.

Популярность первого в истории России детского сада была настолько велика, что уже через год после его открытия, в 1838 г., правительство учредило особый Комитет главного попечительства детских приютов. Руководила комитетом сама императрица Александра Федоровна. Комитет подготовил специальное Положение о работе детских приютов. 27 декабря 1839 г. оно было высочайше утверждено. Согласно этому Положению, приюты в России должны были создаваться в основном на средства общественной и частной благотворительности. Государство наблюдало лишь за учебным процессом и нравственным воспитанием детей в них. Комитет обратился к провинциальным властям с призывом помочь бедным детям и их родителям.

Этот призыв нашел широкий отклик в уральских губерниях. Первым детским приютом на Урале стал Уфимский губернский детский приют, открывшийся 21 апреля 1849 г. Вторым в этом списке детских учреждений стал Авроринский приют в Нижнем Тагиле. Торжественное открытие нижнетагильского приюта состоялось 31 июля 1849 г. в присутствии заводовладелицы Авроры Карловны Демидовой-Карамзиной и ее супруга Андрея Николаевича Карамзина. Аврора Демидова предписала принимать в приют детей рабочих Нижнетагильского горного округа в возрасте от 1 до 8 лет. В приюте дети должны были находиться в дневное время, пока их родители заняты работой. Здесь они получали полное содержание за счет заводовладельцев: детей одевали в особое платье, несколько раз в день кормили, давали начальное образование. Ограничений по численности детей в приюте не существовало, принимали там «всех желающих помещать детей» .

Авроринский приют стал образцом для создания подобных учреждений в других населенных пунктах демидовского Нижнетагильского округа. В течение 1849 г., помимо Авроринского приюта, подобные учреждения были открыты в селе Воскресенском и в деревне Никольской. Очень быстро эти учреждения завоевали популярность у заводского населения. «Родители отдают детей в приюты с охотою, - писал управляющий нижнетагильскими заводами в 1850 г., - число их изменяется ежедневно, смотря по времени года, иногда бывает в одном приюте детей до 150 человек в день, средним же числом каждодневно призревается в каждом приюте от 50 до 70 человек». Численность детей в приютах обычно увеличивалась в зимнее время. Летом родители предпочитали оставлять детей дома для помощи на огородах, сбора грибов и ягод. Администрация разрешала принимать в приюты детей не только из тех поселков, где эти учреждения располагались, но и из окрестных деревень. Некоторых детей доставляли сюда из деревень и поселков за 3-4 версты. Преодолевать столь длинное расстояние каждый день детям было трудно, поэтому им разрешалось ночевать в приюте и, соответственно, получать дополнительное питание.

В 1850 г. управляющий нижнетагильскими заводами Д.В. Белов попытался доказать главному управлению пользу создания в Нижнетагильском округе еще четырех приютов: при Нижне-Салдинском, Висимо-Уткинском, Висимо-Шайтанском и Черноисточинском заводах. Заводовладельцы ограничились, однако, дополнительным открытием еще одного приюта в Нижнем Тагиле. 8 октября 1853 г., в день посещения нижнетагильских заводов Андреем Николаевичем Карамзиным, здесь начал работу Павловский приют, названный в честь владельца заводов Павла Павловича Демидова. Несмотря на ограничение в Положении о нижнетагильских приютах возраста их воспитанников в границах от одного до восьми лет, принимались туда дети и постарше.

Для руководства нижнетагильскими детскими учреждениями Аврора Демидова пригласила из Петербурга смотрительницу, имевшую опыт работы в детских приютах - Агнесу Самойловну Кригнер. Директриса приютов получила весьма неплохое по тем временам жалованье – 52 рубля 50 копеек ассигнациями в месяц (630 рублей в год). Штат заводских и сельских приютов включал, в зависимости от числа воспитанников, от 3 до 5 человек служащих (надзирательница с помощницей, нянька, стряпка, прачка и дворник). Жалованье служащих составляло от 7 до 17 рублей 50 копеек ассигнациями в месяц. Столь немногочисленная прислуга не имела, конечно, достаточно сил для присмотра за детьми, численность которых в приютах постоянно росла. В 1855 г., после многочисленных просьб попечителя учебных и богоугодных заведений нижнетагильских заводов Леона Андреевича Вейера, заводоуправление разрешило увеличивать штат приютских служащих в те месяцы, когда численность детей превышала 100 человек.

Общие расходы на содержание каждого ребенка в Нижнетагильских приютах составляли 20-30 рублей ассигнациями в год . На эти деньги дети получали не только одежду и обычную пищу. Судя по ордерам для магазейщиков, в праздники питомцы приютов имели на столе и пряники, и орехи. При Авроринском приюте содержалось две коровы, поэтому у детей всегда было свежее молоко. Руководство приютов следило за состоянием здоровья воспитанников. В 1856 г. Л.А. Вейер обратил внимание на то, что в деревенские приюты часто приходили дети, больные чахоткой. Обнаружив это, он запретил дальнейший прием таких детей и попросил заводоуправление еженедельно направлять в деревни лекарского ученика для профилактического осмотра жителей и лечения «этой заразительной болезни». В 1862 г. было запрещено принимать в приюты детей без предохранительных прививок оспы. Поддерживались в приютах вполне обоснованные требования чистоты и гигиены. В 1856 г., например, попечитель учебных и богоугодных заведений Нижнетагильского округа Л.А. Вейер получил строгое назидание от управляющего заводами П.Н. Шиленкова, который обнаружил грязь и неопрятность воспитанников в приюте села Никольского. «Я вошел в то время, - сообщает П.Н. Шиленков, - когда дети кушали. Чрезвычайно неприятное чувство овладело мною при взгляде на эту толпу грязных мальчиков и девочек, не одетых даже в однообразное приютское платье и шумно суетившихся за столом без всякого приличия или почтительности к посетителю» . После этой проверки смотрительница Никольского приюта была уволена.

Главной целью деятельности своих приютов Демидовы считали нравственное развитие детей, воспитание у них чувства благодарности к своим благодетелям за их отеческое попечение. Обучались дети по специальной программе для приютов, главным предметом в которой был закон Божий. Помимо этого, они познавали в приютской школе основы грамматики, их учили читать и писать, а также обучали навыкам разных рукоделий, необходимых в домашнем быту.

В 1853 г. владелица нижнетагильских заводов Аврора Карловна Демидова-Карамзина решила создать при нижнетагильском приюте специальное закрытое заведение для призрения сирот и незаконнорожденных подкинутых младенцев – сиротский дом. Попечение и полное содержание за счет заводовладельцев в сиротском доме, согласно его уставу, обеспечивалось не только сиротам и покинутым детям, но и детям неимущих родителей, овдовевших отцов или матерей. По решению администрации или заводовладельцев туда могли поступить также дети родителей «слабого поведения и с порочными наклонностями». Выдача пособия матерям и воспитателям незаконнорожденных младенцев с открытием сиротского дома прекратилась. В 1855 г. численность воспитанников сиротского дома составляла 35 человек. Численность же детей, приходящих в приют для дневного присмотра, превышала 100 человек.

После отмены крепостного права численность детей в нижнетагильских приютах возросла вдвое. Многие мастеровые и крестьяне, лишенные заводской работы, пытались с помощью господских приютов решить свои семейные и финансовые проблемы. Для того, чтобы избежать излишних расходов, заводоуправление вынуждено было запретить жителям, не работающим в Нижнетагильском округе, пользоваться приютами. Перед приемом в приют детей обязали показывать надзирательнице ярлык о принадлежности их родителей к заводской работе. Ярлыки эти проверялись и утверждались заводской конторой каждые три месяца.

Если попытаться в целом оценить систему попечения о детях, существовавшую до реформы 1861 г. на нижнетагильских заводах, можно определенно сказать о том, что она оказывала существенную помощь семьям мастеровых и малообеспеченных родителей. Воспитание и начальное образование в приютах дети получали совершенно бесплатно на деньги заводовладельцев. Бесплатным для детей было и питание, и снабжение приютским платьем.