Рассказать о нас в соц.сетях

понедельник, 6 февраля 2017 г.

Рабочие городки и поселки в Российской империи.

 Рабочий городок Товарищества по борьбе с жилищной нуждой. Жильцы нового дома.  Фотоателье К. Буллы. 27 октября 1906 года.  
Петербург, Гаванская ул., 71, корп. 1.


С начала XX века не только в России, но и во всем цивилизованном мире, в эпоху начавшейся индустриализации и интенсивного роста количества рабочего населения, возросла необходимость доступности жилья, компактного, недорогого, достойного - автономными городками с размещавшимися в них всеми необходимыми услугами, таких как детские сады, столовые, прачечные, школы, клубы и прочие удобства. Гаванский был одним из первых рабочих городков, возведенных в Петербурге. Ему отводилась роль градостроительного и социального эксперимента.

В апреле 1903 года юристом и учёным Дмитрием Андреевичем Дрилем и доктором М. Н. Нижегородцевым было основано Товарищество устройства и улучшения жилищ для трудящегося нуждающегося населения (позднее - Товарищество борьбы с жилищной нуждой). Главной задачей деятельности этого общества декларировалось создание "гигиенических, рационально устроенных жилищ для бедного населения" с организацией при них "учреждений, способствующих улучшению быта и жизненной обстановки ... каковы столовые, читальни, детские сады и т. д.".

Д. А. Дриль являлся одним из самых активных общественных деятелей того времени. Оба основателя товарищества входили в городскую комиссию по борьбе с алкоголизмом. Важнейшей мерой такой борьбы они считали обеспечение рабочих дешёвым жильём.

28 апреля и 12 июня 1904 года состоялась закладка трёх домов, расположившихся один за другим параллельно Малому проспекту. Несколько позднее заложили ещё два дома вдоль Гаванской улицы. Строительные работы велись при участии гражданского инженера В. А. Фёдорова.

Жилой комплекс вместил в себя квартиры для более 1000 жителей. Семейным рабочим предназначались 198 малогабаритных квартир (в одну, две, реже три комнаты) без коридоров. Одиноким предоставляли одну из 127 отдельных комнат с общими кухнями, туалетами и ванными комнатами. В торцевых частях домов со стороны проспекта были устроены магазины и ясли. В первом этаже здания в глубине участка работало четырёхклассное училище с рекреационным залом. Эллиптический выступ среднего корпуса вмещал общественный центр: чайную-столовую, библиотеку и зал для общественных собраний с эстрадой и киноаппаратурой. Проект городка включал в себя собственную прачечную, медпункт, столовая, магазины, школу, часовню, скверы, площадку для игр и даже клуб с концертной площадкой и кинематографом. 
 
 Из журнала "Зодчий", №25 1904 года:



Открытие Гаванского рабочего городка состоялось в декабре 1906 года. 


Семья члена Товарищества по борьбе с жилищной нуждой в комнате нового дома. 27 октября 1906 г. Фото: ателье К.Буллы.

Гаванский рабочий городок, 2-ой корпус. Эллиптический выступ среднего корпуса вмещал общественный центр: чайную — столовую, библиотеку и зал для общественных собраний с эстрадой и киноаппаратурой. Фото 1906 года.


Генеральный план комплекса

После смерти Д. А. Дриля 1 ноября 1910 года жители городка решили увековечить память о нём. На фасадах зданий установили мраморные доски, на которых было написано: "Гаванский рабочий городок им. Д. А. Дриля". В лекционном зале в 1913 году установили бюст общественного деятеля.



 Рабочий городок в наши дни:














***



  Из журнала "Зодчий", №46, 1913 года.

1913-1914 гг. Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг, совместно с Обществом архитекторов, проводило конкурс на проект этого дома для рабочих, с премиями  в 2.000, 1.000, 500 и 250 рублей. Конкурс состоялся, о победителях:

По состоявшемся в общем собрании 21 января 1914 года утверждении отзыва комиссии судей и по последовавшем затем вскрытии девизных конвертов, авторами премированных проектов оказались: первой - арх. К. Бурман и А. Перна (г. Ревель); второй - худ.-арх. А. Р. Салогуб; третьей - худ.-арх. Н. В. Васильев и четвертой - арх. А. З. Гринберг и худ.-арх. М. X. Дубинский; автор рекомендованного проекта - Д. Р. Райлян.  ("Зодчий", 1914, Вып. 19, С. 228) 

В итоге ЭЗГБ воспользовалась услугами своего штатного архитектора Г. Г. фон Голи.
В 1914-1915 г.г. дом был построен.

 Наши дни (ссылка на источник):








***


Проект дома для рабочих при фабрике Т-ва Российско-Американской резиновой мануфактуры в Петербурге. Журнал "Зодчий", №7   1897 год.

 ***



Петербург. Журнал "Зодчий", № 6   1913  год.

***

О поселке-саде для служащих Московско-Казанской железной дороги

В 1913 году железнодорожное ведомство возводит по проекту В. Н. Семёнова и А. И. Таманова посёлок-сад близ станции Прозоровская (бывшая станция Раменская Московско-Казанской железной дороги в районе современной железнодорожной платформы Загорянка) и представляет его в качестве эталона для строительства поселений-садов на средства железных дорог.
 

Из журнала "Зодчий", №47, ноябрь 1913 года.

Часть статьи: 
 

  
 

 

 



 ***


 Больница для рабочих Кренгольмской мануфактуры, построенной по проекту арх. А.И. Владовского в честь 300-летия Дома Романовых. Закладка состоялась а июне 1911 года, в 1913 году больница была уже открыта.


Кренгольмская мануфактура была основана 1857 году пионером хлопкопрядильной отрасли в России, Людвигом Кнопом, вместе с Козьмой Солдатёнковым и Алексеем Хлудовым. В 1900 году продукция предприятия была удостоена Гран-при на всемирной Парижской выставке.

Рабочими в основном были русские, а также эстонцы и поляки. Компания заботилась о благосостоянии сотрудников, при мануфактуре были собственные школы, в которых бесплатно обучалось до 1 200 детей работников, а также ясли, где рабочие могли оставить своих детей на весь день. Для работников завода имелась баня и прачечная с горячей водой, которыми они могли пользоваться бесплатно. Были построены русская православная церковь - Воскресенская, лютеранская церковь для эстонцев - Александровская и для польских рабочих - костёл Святого Антония. Сотрудники жили при заводе в заводских кирпичных домах, платя только номинальную арендную плату.

В 1890 -1908 г.г. строится комплекс зданий, включающий дома для рабочих, школы и детские сады для детей рабочих, дома для руководителей производства и мастеров, больницу, родильный дом, прачечную, хлебозавод и другие, с целью улучшения инфраструктуры мануфактуры. Объём выплаченной заработной платы в 1905 году году составил 1.282.396 руб. на 5.474 рабочих. 

Источник: Кренгольмская мануфактура, историческое описание, составленное по случаю 50-ти летия её существования, исполнившегося 30 апреля 1907 года
Некоторые описания:



Школа и детские сады были бесплатными для рабочих.





 ***


 Простые рабочие поселки в Российской империи:

  

 Из журнала "Зодчий", №25 1904 года:








С. М. Прокудин-Горский. Рабочий поселок. Ковжинский лесопильный завод. 1909 год.

С. М. Прокудин-Горский. Железнодорожный поселок у станции Масельская. 1916 год


Железнодорожные ремонтные рабочие Донбасса.  Краматорск. 1910-е годы.

 

 Фрагмент фотографии.


Поселок Серёжино. Строящиеся дома для медперсонала для рабочих при фабриках Коновалова. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. 1911 год.


Общий вид больницы, родильного приюта и корпуса для врачей при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.

Главный больничный корпус для рабочих при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном .

Родильный дом при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е



Коноваловский сад для рабочих. Бонячки. 1915г.
Посёлок "Сашино" для рабочих фабрик Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П. 1910-е г.г.



Вид жилых домов железнодорожных служащих на разъезде Белоногово. Амурская железная дорога. 1911-1914 г.г.


Ремонтные рабочие Забайкальской железной дороги, станции Паньковка,  3-го уч., 21-е рабочее отделение. 1916 год. На свадьбе.
Сидят (слева направо):
Жених Андрей Белов.
Рем. рабочий  Григорий Васильев Артюк
Артельный старшина Г.М. Мерзлин

Стоят (слева направо):
Рем. рабочий Бекмурза (отчество неразборчиво) Бекмурзаев
Плотник Игорь Беляев
Рабочий Максим Федоров Ткаченко
Рабочий Федор Прокофьев Коломеец


 Общий вид московского отделения Инвалидного дома императора Александра II для железнодорожных служащих. Красновидово. Московская губ. 1901 год.



Дома для семейных рабочих при Прохоровской "Трёхгорной мануфактуры" . 1914-1915 гг.

Больница  для рабочих при Прохоровской "Трёхгорной мануфактуры" . 1900 год.

Футбольная команда детей служащих Никольской мануфактуры. Орехово-Зуево. 1910-е годы.

Рабочее поколение. Оружейный мастер А. П. Калганов с сыном и внучкой, 1910 год. г. Златоуст. Из собрания С. М. Прокудина-Горского.



Выходец из крестьян села Рыбацкое, Петр Александрович Казарин, рожд. 28.01.1878 года, рабочий Обуховского Сталелитейного Завода, в 1903 году  купил участок и построил дом по ул. 3 линия (ул. 3-й Пятилетки). При доме были огород, большой сад, пасека. Участок вокруг дома был ухоженным – Петр Александрович слыл заядлым садоводом, занимался разведением цветов.  
(Краеведческое издание "Люди земли Рыбацкой". 2012 год)

План участка земли, находящегося в селе Рыбацком, Александровского участка по дороге 3-я линия под № 37 и принадлежащего крестьянину Петру Александровичу Казарину и его предполагаемых построек, показанных на сем плане под Литерами: a,b,c,d,e,f,h,y.


 Фрагмент.
 

Февраля 8 дня 1916 года. 
№ 1537
Село Александровское, Петроградъ. 
Удостовѣреніе. 
Сіе выдано мастеровому Замочно-Прицѣльной мастерской Петру Казарину в томъ, что въ 6-ой день декабря 1915 года, согласно удостоенія Комитета о службѣ чинов Гражданскаго Вѣдомства и о наградахъ, ему ВСЕМИЛОСТИВѢЙШЕ пожалована ГОСУДАРЕМЪ ИМПЕРАТОРОМЪ серебряная медаль на Станиславской лентѣ для ношенія на груди съ надписью "За усердіе"
 ***



Охрана жизни и здоровья рабочих в промышленности. Часть вторая. Выпуск 2.  "Министерство торговли и промышленности, отдел промышленности." Петроград, 1915 год.



 Выдержки из раздела "Холодильные машины и холодильные склады":




Стр.29:
Текст:
 
VI Съезд по холодильному делу в Москве, признал необходимым установить обязательные постановления для охраны труда рабочих, занятых в холодильных камерах.

1)  Для предохранения рабочих от простудных заболеваний, могущих быть следствием продолжительной постоянной работы в холодных камерах, необходимо снабжать их теплой одеждой для работы в этих камерах. Одежда эта, состоящая из шапок с наушниками, полушубков, теплых курток, фуфаек, валенок, теплых сапог с толстой подошвой, теплых рукавиц и т.п., в зависимости от местных условий и температур в камерах, должна выдаваться рабочим владельцами холодильников.

2)  Чтобы рабочие, случайно оставшиеся в холодильных камерах, после того как последние заперты, могли выйти из них, запоры у дверей должны открываться как с наружной, так и с внутренней стороны.

3)  В случае, если камеры запираются на замок, в каждой из них обязательно должен быть установлен звонок в нумератором, проведенный в машинное отделение или к сторожу. Для той же цели рекомендуется установка в камерах телефонов.
 
Подробнее:

Охрана жизни и здоровья рабочих в промышленности. 1915 год.



***

Марк Меерович. Рождение и смерть города-сада. Часть статьи:

Э. Говард (Howard) изложил свои взгляды в единственной книге, впервые увидевшей свет в 1898 году. Однако оставленное им интеллектуальное наследство оказало огромное влияние на современное градостроительство. Почти сразу в Англии, Германии, Франции, России и других странах возникают Общества городов-садов, воплощающих в жизнь новую градостроительную парадигму. В соответствии с ней город- сад мыслился как поселение площадью не свыше 400 га, замкнутое в кольцо не подлежащих застройке сельскохозяйственых земель, с зелёным (парковым) центром, сосредоточиващим главные административные, торговые и культурные здания, с предпочтительно радиально-кольцевой планировкой бульваров и улиц и застройкой жилых кварталов зданиями коттеджного типа.

 
 Схема города-сада Э. Говарда. Города будущего. СПб., 1911 год


Советская власть поначалу с энтузиазмом принимает идею Говарда, однако примерно через десять лет отвергает её, запрещает к применению и предает полному забвению даже на уровне теории. В 1930–1970-е годы идея города-сада в СССР не упоминается, а если и всплывает, то лишь как предмет отрицания и осуждения.

Общеизвестно, что практически все домостроения, возводившиеся в СССР в 1920–1940-е годы, заселяли покомнатно-посемейно и тем самым превращали их в коммунальные квартиры.

Во всём мире выведенное из сферы влияния государства движение по созданию городов-садов как обособленных самодостаточных поселений кооперативного типа оказалось способно решать жилищную проблему для значительных масс малоимущего населения и даже для среднего класса. И в советской России первые же попытки её практической реализации показали, что самоорганизация, добровольное объединение в целях совместного решения жилищных проблем способны быстро и эффективно обеспечивать людей крышей над головой. Но именно это и шло вразрез с планами власти,так как тотальная зависимость от неё подданных в получении жилища гарантировала ей и послушание, и нужную степень мобильности, и трудовую активность, и исполнительность населения, мобилизованного индустриализацией и коллективизацией. Соответственно главной задачей, которую советское государство ставило перед собой на начальных этапах социалистического строительства, было создание планировочной организации, способной обеспечить государственный контроль над жизнью и производственной деятельностью людей, на деле осуществить градостроительное прикрепление трудо-бытовых коллективов различного масштаба к месту их проживания в поселениях особого типа — в социалистических рабочих поселках. Идея города-сада в корне противоречила этой задаче.

Возведение в конце XIX — начале XX века посёлков/жилищных колоний для рабочих в России (как и в Германии, Америке, Англии, Франции, Нидерландах и других странах) в значительной степени инициировалось крупными частными промышленными компаниями, стремившимися к улучшению жилищных условий для своих рабочих. Внешне, по своим планировочным и художественно-образным характеристикам, некоторые из них были весьма похожи на будущие говардовские города-сады. Но с точки зрения организации их повседневной жизни — в коммунальном, культурном, религиозном обслуживании, техническом обустройстве, благоустройстве территории и т. п. — они полностью зависели от предприятий, при которых были построены. Градообразующую роль здесь играли производственные комплексы добывающей и перерабатывающей промышленности, а также частные железнодорожные ветки.

С аналогичным начинанием выступают государственные ведомства. Министерство путей сообщения в конце XIX — начале ХХ века осуществляет программу возведения железнодорожных колоний на Екатерининской железной дороге, Западно-Сибирском участке (например, на станциях Тайга, Боготол) и на Восточно-Сибирской железной дороге (колонии мастерских в Чите). Многочисленные поселения строятся на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД). Города Харбин, Дальний, Порт-Артур и десятки железнодорожных поселков, возникших в ходе прокладки и обустройства КВЖД на "голом месте" или на базе китайских поселений, в своей пространственной планировке и застройке реализуют градостроительные принципы, во многом совпадающие с художественно-композиционными чертами будущих городов-садов.


Уже в конце XIX века российские архитекторы, ещё не зная о теории Говарда и опираясь главным образом на специфический художественный опыт русской архитектуры, начинают применять в своем творчестве архитектурно-художественные принципы градостроительного проектирования, схожие с принципами города-сада.

Благодаря начатой с 1904 года широкой публицистической и пропагандистской деятельности журналов "Зодчий" и "Городское Дело" и публикации в 1911 году на русском языке книги Говарда, российские проекты поселений для рабочих и служащих начинают именоваться "городами-садами". Они целенаправленно создаются в виде целостно спланированного рабочего или дачного посёлка при промышленном предприятии или без такового (например, при железнодорожных станциях) — с общественным центром и сетью культурных, просветительных, детских, лечебных и обслуживающих учреждений. 


Одним из первых таких поселений стал "Царский лес" под Ригой, спроектированный берлинским архитектором Янсеном.

В 1908 году А. А. Веснин разрабатывает проект посёлка-сада Никольское близ Москвы. В тот же период создается посёлок-сад "Новая Варшава" близ Варшавы. В 1913 году заканчивается инициированная городской управой постройка трех "городов-садов" под Петербургом: за Нарвской заставой, в Сосновке и близ Полюстровского и Выборгского проспектов. В этом же году городская управа предпринимает строительство предместья-сада в Москве — на Ходынке, между Петербургским шоссе и Солдатёнковской (ныне Боткинской) больницей. В 1914 году на основе принципов города-сада выполняется проект планировки окраины Полтавы. 

В Барнауле после пожара 2 мая 1917 года, когда сгорело 53 квартала наиболее благоустроенной застройки, городские власти принимают решение о строительстве города-сада в северной части, у железной дороги, на территории выгона, где сохранился значительный участок берёзового леса. Организатором его проектирования и строительства выступает секретарь городской думы, член Общества городов-садов А. И. Петров. Не остаются в стороне и частные промышленные объединения. Так, образованное в 1913 году акционерное общество Каменноугольных копей и металлургических заводов в Кузбассе ("Копикуз") прокладывает до города Кузнецка отдельную ветку частной железной дороги и возводит при станции Кузнецк (у деревень Черноусово и Горбуново) город-сад для рабочих. Проект был выполнен в 1916 году специально приглашённым гражданским инженером А. Д. Крячковым. В 1915–1917 годах то же общество строит ветку от станции Топки Кольчугинской железной дороги до деревни Щеглово, и томский архитектор П. А. Парамонов предлагает спланировать возникшее здесь и быстро растущее поселение "по типу города-сада".

В 1913 году железнодорожное ведомство возводит по проекту В. Н. Семёнова и А. И. Таманова посёлок-сад близ станции Прозоровская (бывшая станция Раменская Московско-Казанской железной дороги в районе современной железнодорожной платформы Загорянка) и представляет его в качестве эталона для строительства поселений-садов на средства железных дорог. 

В 1916 году Министерство путей сообщения принимает решение о строительстве подобных посёлков для служащих Московско-Казанской, Николаевской, Омской и Томской железных дорог. В том же году "Общество архитектурных знаний" объявляет конкурс на планировку посёлка-сада "Елицы-парк" около станции Суйда и платформы Прибытковской Варшавской линии Северо-Западных железных дорог, а "Общество городов-садов" объявляет конкурс на проекты трех поселений по типу городов-садов вдоль Рыбинской железной дороги, в 13–22 верстах от Петрограда.

Инициативу по созданию рабочих городов-садов проявляют и сами трудящиеся. В Москве они ратуют за создание поселения-сада на Лосином острове, причём во главе инициативной группы тоже стоит рабочий. Так как Лосиный остров был подарен Москве царствующей фамилией, переход земли в частную собственность был исключен. Было также оговорено, что на его территории город не имеет права вырубать деревья. Эти обстоятельства способствовали кооперативному характеру землепользования и диктовали необходимость сохранения зелёных насаждений, что породило ряд интересных юридических и планировочных решений. С 1914 года в Подмосковье осуществляется частная инициатива давнего энтузиаста идеи города-сада рабочего С. И. Шестёркина.

В 1917 году была отменена частная собственность на землю, открыто было заявлено о переустройстве жизни на новых справедливых началах. Общественная инициатива и профессиональная мысль обращаются к идее города-сада, рассматривая эту градостроительную концепцию, ещё не реализованную в России в полной мере, как наиболее подходящую для пространственной организации нового социального содержания.

С середины 1922 года советская жилищная кооперация сталкивается с неожиданным и на первый взгляд непонятным противодействием государственных органов строительству посёлков-садов.

Совершенно открыто это противодействие проявилось на учредительном заседании по возрождению Российского общества городов-садов. Оно проходило 30 июня 1922 года в Центральном научно-техническом клубе ВЦСПС под председательством заместителя наркома здравоохранения Соловьёва. По мысли организаторов заседания, движение в пользу устройства городов-садов было "одним из лучших наследий, которые оставило старое буржуазное общество", и революционному пролетариату, творящему новую коммунистическую культуру, предстояло "реализовать великие идеи рационального градоустройства...в пользу устройства городов-садов"
Нападкам подвергся пункт представленного к утверждению в начале 1923 года устава общества об "устройстве городов-садов по типу английских городов-садов". В практическом плане это означало бы торжество формулы "одна семья — индивидуальное жилище" (коттедж или отдельная квартира), что, по мнению критиков, неизбежно должно было привести к воспроизведению "буржуазного индивидуализма", абсолютно несовместимого с новой советской моралью.

Контрдоводы сторонников индивидуального жилища не могли убедить их противников, так как всё равно не сочетались с идеей трудо-бытовых коллективов, в которых те, кто вместе работает, вместе же и живут. По мнению первых, не стоило "опасаться, что английские особняки с мелким индивидуальным хозяйством будут отрицательно влиять на психологию рабочих... Рабочие организуются на фабриках и заводах. Там выковывается их революционное сознание. Дома, где они только живут и отдыхают, не оказывают на это никакого влияния...". Вторые отвечали, что "в город-сад не проникает идея коммунизма, рабочий, попавший в такой рай, становится туг на ухо к революционной пропаганде".


(Марк Меерович. Рождение и смерть города-сада.)